Королевство маловато... Разгуляться мне негде! (с)
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:45 

Сколько ж мы не виделись, и на черта ж мы встретились?

Приплыли. Мало мне было ЖЖ, я умудрилась влезть еще и сюда. А что делать, если люди, с которыми хочется общаться, расползаются по разным дневниковым системам, как тараканы - никакого единства? Ну раз вляпалась, придется работать на сорок четыре фронта, рискуя заработать стойкое раздвоение личностей. Выложу-ка я на пробу одно воспоминаньице...
Нет повести печальнее на свете рассказа о фате в кабриолете. Вольное переложение Шекспира.
Кажется, три самые непостижимые вещи – это путь орла в небе, змеи на земле и пути женщины к сердцу мужчины? О последнем как-нибудь в другой раз, а вот с какого перепугу вспомнилось мне, как я подбирала себе свадебный туалет, не представляю и сама. Но раз уж вспомнилось, так расскажу.
Замуж я пока что выходила единожды, второй муж у меня того, внебрачный. Получив массу удовольствия от первого бракосочетания, я пока не готова это повторить и откладываю на сладкое. Итак, дело было между зимой и весной, есть у нас в Питере такой дивный промежуток, длящийся порою до трех месяцев. Заявление было подано, у жениха висел в шкафу совершенно приличный костюм и парадная рубашка под запонки, невесте, как полагается, надеть нечего. Девушка я с формами, кринолин отпадает сразу, даже рядом не стоял, иначе это будет Мордюкова и «Женитьба Бальзаминова», а я выхожу замуж не за Вицина и эффект будет не тот. Попутно мы заняты выборами и особого времени нет.
Притащила меня к себе подружка и, чтобы понимать проблему в целом, вырядила в свой свадебный наряд – платье в пол и фата мало не до полу. Я смотрюсь в зеркало и понимаю, что изображать гоголевскую утопленницу у меня ни фига не выходит, не с моим цветом лица и выражением на нем. Подружка глядит через плечо и задумчиво соглашается: не то. Ша, дорогая, усё пучком, говорю я, поеду-ка я на рынок. Тем паче, я временами бываю жутко практичная (правда, редко), и свадебный наряд планировала еще куда-нибудь в люди вывести. На рынке меня сразу соблазнили чудные шифоновые костюмы с тяжелым таким кружевом – длинная юбка, майка и кардиган. Э? А то! И птица обломинго незамедлительно разразилась издевательским хохотом, собака. Белые обещали привезти летом, а сейчас костюмы были темно-зеленые, вишневые, синие и черные. Очень красиво, очень шикарно, но – мимо кассы. Я люблю иной раз вырядиться экстравагантно, но невеста в черном даже для меня был явный перебор. Все остальное подходящего цвета подходило разве что для пойти на партсобрание.
Не особо расстроившись, я решила себе что-нибудь пошить и принялась листать журналы. На десятом все стало ясно: праздники в этой жизни не для меня. Когда «Бурда» в разделе для пушистых пани предложила мне что-то обтягивающее, как перчатка, размера «Детского мира», это был таки бенц. Шить же себе что-либо в ателье я насмерть зареклась после платья на выпускной. Я рисую. Неплохо. Вполне способна нарисовать нужный фасон в подробностях, даже излишних. Но! Но когда мне вместо большой пелерины, плавно закрывающей руку до локтя, сковыряли убогий воротничок типа «пай-девочка-даун», я поняла, что отныне в ателье мне сошьют разве что саван, когда мне уже будет все равно и воспрепятствовать не получится.
Ищу портниху. Свирепею. Жениху глубоко по барабану, в чем я поведу его на закланье, и от этого процесса он уклоняется: авось рассосется как-нибудь, или я передумаю. А я только набираю обороты и готова не то что лошадь там или полыхающую хибару – я уже и крепостную стену пробью с лету. Наконец, соседка – святая женщина – мало того, что соглашается мне чего-нибудь пошить, так еще и приносит пару журналов чуть не восьмидесятых годов, когда мы еще не знали столько всего про целлюлит, кариес и фотомоделей а ля Твигги, умирающих от истощения. Вообще-то предполагалось, что быстро выбранный мною наряд предназначен для более плотных тканей, но на мнение модельера мне было абсолютно начхать. Шьем это! – велела я, ткнув в журнал, как Петр в карту, и поехала в Апрашку за тряпочкой.
На Апрашке с тряпочками всегда было хорошо, вот и мне подвернулся незамедлительно чудный белоснежный матерьяльчик, не знаю, как его по имени. Пока я пробовала его на вкус, цвет, глаз и зуб, все та же добрая подружка, озабоченная оформлением моей безумной головы, подлетела и вперла мне поверх прически «джульетку». Кто не знает, это такой головной убор невесты, седловидной формы. И смотрю я мрачно в зеркало...
Продолжение следует...

16:21 

Свобода, равенство и гадство.

Кому и в какой момент пришло в голову подменить хорошее воспитание понятиями «политкорректности» и «толерантности»? Не имея никакого понятия об этих глупостях, я, тем не менее, полагала неприличным, скажем, глазеть во все глаза на чье-то уродство или проявлять какие-то там расовые предрассудки. Хотя при этом ни при каком случае не вышла бы замуж за негра (кто возмутится употребление этого слова, напоминаю, что «негр» в русском языке имеет абсолютно ровную, нейтрально информативную окраску; а англоговорящие мне до лампады), потому что мне не нравится. Еще чего не хватало – ночью увидеть в темноте одни белки глаз и зубы: да тут ежа родишь против шерсти и против воли. Кроме того, маменька была бы в крайнем шоке, а старший брат устроил бы похохотать всем участникам концессии. Но при этом я на всех углах о своих предпочтениях не рассказывала, это неприлично.
Еще я не вышла бы замуж за ярко брюнетистого волосатого сына гор или генетически прищуренного сына степей – папенька в шоке еще похуже маменьки, а кроме того, есть еще и тамбовская родня по его линии, один младший кузен чего стоит, 196 см росту и косая сажень в плечах. «Тамбовские мы», басит кузен, и дети солнечного юга бледнеют, жухнут и сваливаются в сугроб, хотя Андрюша не имеет в виду ничего криминального.
Короче, и первый муж, и второй – совершенно русские. Мы находимся в одном ментальном поле, в одной культуре, в одной религии. Взаимопонимание, вещь в браке крайне немаловажная, таким образом, зиждется на прочном фундаменте: одни книги, одни фильмы, одна история, одна сторона баррикады. Мне непросто представить себе жизнь с инородцем/иностранцем еще и вот по какой причине: я никогда не хотела жить где-то, помимо России. Ни за какие блага. Зачем мне в таком случае напрягаться и искать общий язык с кем-то иноязычным, когда и так есть с кем поговорить? Девять часовых поясов – и все время есть с кем поговорить. На мой век вполне достаточно, право.
Да, еще песня. От брака с негром могут родиться мулаты. Если кого-то задел данный термин, сообщите, как их еще можно назвать – только не упоминайте при мне афро-русских, за такой воляпюк опять же забаню, не спросясь. Такого не бывает. Афро-американцы бывают, так и американцы не национальность, а принадлежность географическая, а русские – народ, нация, так что будьте любезны указывать точную рецептуру второго компонента коктейля: зулусы, банту, еще какая амандебеле.
Так вот, мулаты. Достаточно долгое время у нас имелся одни-единственный арапский потомок, на момент рождения арап очень уже разбодяженный, даже пожалуй, русский, слегка приправленный арапом. Да-да, разумеется, солнце нашей поэзии. Ну и какое-то количество арапчат на запятках карет, не оставивших никакого следа в истории. Россия не интересовалась работорговлей на Черном континенте, предпочитая долбить своих непосредственных жителей, и так продолжалось, пока по политически-экономическим соображениям Советский Союз не принялся подкармливать этих сирых и убогих, заодно приглашая их к себе поучится всяким полезным наукам. Вот уж не знаю, какую там науку они усвоили, заметных прорывов в Африке и сейчас не видать; но – учили. Патрис Лумумба, два раза «ку» и красные штаны.
Соответственно, слегка удивленный русский народ обнаружил детей Африки. Происходило это большей частью в крупных городах, в провинцию в основном попадали результаты дружбы народов, к которым относились иной раз неадекватно не по причине отличия оттенков, а потому что матери-одиночки автоматом получали статус персона нон грата – не принято было. Ну и отчество, для примера, «Хулиевич» и сейчас, кроме здорового хохота, ничего не вызовет. А без отчества в России не положено, кому надо – того, за рубеж, и зовитесь, как хотите.
При этом отчество Гуссейхан-оглы или Гуссейхан-кызы совершенно спокойно переводится с азербайджанского, как Гуссейханович/-вна и не напрягает. Долго живем бок о бок, изрядно интегрировались (не считая того праздника жизни, который выливается в Кондопогу, еще заслуживающую отдельных слов).
Время шло, матери-одиночки перестали быть презираемы безотносительно к цвету бастардов (так и быть, употреблю благородный термин, хотя в России это назвалось по-другому, хотя на ту же букву; не угадали, вспомните «Гардемаринов»). И могла бы настать благодать, но!
Но тут развалился великий и могучий, и дружба народов перестала пахнуть фиалками. Повсеместное выдавливание русских, погромы и так далее привели почему-то к заведомо ясному результату: а не пойти бы и вам подальше? Но не пошли, а, наоборот, размножаются и уже не пытаются как-то интегрироваться в культуру. Чужой язык слышен везде и режет слух. И отдельные представители властных структур искренне удивляются, отчего бы это отношения ухудшаются, а народ, как положено, безмолвствует? У нас если народ безмолвствует, то ничем хорошим не кончится, уверяю. В тишине отчетливо слышны щелчки таймера. Мне все равно, что говорят по телевизору и пишут в прессе; но отчего-то никто из моего окружения, среди которого есть и трепетные души, очень чуткие и сердобольные, совершенно не возмутился темой т.н. «убийств на национальной почве». Т.н., потому что не факт, что по башке этому или тому покойнику прилетело именно на этой почве, а не потому, что он, скотина, девушку оскорбил, на парня напал или наркотой промышлял, паскуда. Вот никто не заохал, хватаясь за сердце с криком «доколе, суки!…» (с) То есть для меня общественное мнение вполне сформировано и мнение его известно.
Так вот, неграм в Америке объявили, что они теперь равны белым. И пошла рубаха рваться – дайте нам равные права, а теперь дайте нам больше прав, потому что вы нас веками гнобили, и т.д. Пока не очень отчетливо, но те же тезисы возникают посреди России. Ребята, пошли на… отсюда и требуйте своих прав там и у тех, кто вас гнобил, только сначала верните все, что в вас было вложено за десятилетия советской власти. Россия вас не угнетала, черными рабами не торговала, ничего вам не должна. Кому и как вы здесь равны, это еще неясно.
Наши собственные полуденные соседи в плане долгов за угнетение коммунизмом в основном помалкивают и правильно делают. В противном случае придется заплатить за: плотины, ирригацию, города, письменность, образование, публикации национальных писателей, поэтов, художников и дальше по списку, что приехало туда вместе с советской властью. Платить нечем и не хочется. Ну хоть долги им не прощайте: не вернут, понятно, но пусть помнят.
А в завершение хочется рассказать одну историю. Названия города не скажу, кому надо, и так знают, а для меня он останется местом отдохновения. Итак, в начале этого века занесло меня в один городок. Небольшой. И в какой-то момент местному жителю был задан мною вопрос – отчего это у них так мало южан? Ну так, пара человек на рынке, хорошо говорящих по-русски.
- А в начале девяностых попробовали они наехать со своими порядками. Город у нас небольшой, из бандюков – одни тамбовцы, вот тамбовцы их и вывезли на шоссе, показали автоматами в сторону Питера и сообщили: вернетесь, болот вокруг много, на всех хватит. Никто не вернулся. Не, кто еще при Союзе приехал, тех не трогали, они ж наши уже…

Скажите по секрету – что вы почувствовали в этот момент?


16:22 

Текущие мечты

Мечты, как им и положено, делятся на текущие и глобальные. Глобальные, даст бог, когда и исполнятся, лучше раньше, чем позже, но хоть когда-нибудь; но есть и сиюминутные. Насущные, так сказать. А так как хлебом моим насущным являются книги, то я мечтаю на данный момент о том, чтобы уже написались, дописались, вышли из печати и попали в мои загребущие руки:
«Сердце Зверя» Веры Камши,
«Rex» Ольги Ларионовой,
«Смирол» Инны Кублицкой
,
кое-что еще,
а кроме того, чтобы мои розыски «Ведьминой звезды» Елизаветы Дворецкойувенчались-таки успехом. Ну и ее «Лань в чаще» я тоже хочу.
Интересно, зачем я пишу это – здесь?


22:10 

Проклятие невест.

Глава первая.

Тэсс остановился на ночлег, когда до Бурборка оставалось около полудня пути. В такой близости от города разводить костер было небезопасно. Отойдя от дороги фаттов*на сто, он поужинал вяленым мясом и улегся спать, завернувшись в плащ.
Сон, правда, не шел. Как попасть в Бурборк? Тэсс одолел перевал, но в город князя Герроме пройти сложнее. Здесь не любят чужаков, а он хуже чужака – он из Рашени.
Так или иначе, усталость брала свое: он потихоньку задремывал, когда лязг металла и крики заставили его вскочить на ноги. Шум боя доносился с дороги. Обнажив меч, Тэсс бесшумно побежал туда. Притаившись за старым деревом, он быстро охватил взглядом происходящее: так, похоже, разбойники подкараулили купеческий караван, который от близости городских стен несколько расслабился и подпустил нападавших слишком близко.
Меч Тэсса смахнул одного из негодяев, что позволило ему оказаться рядом с высоким, богато одетым купцом, который умело орудовал увесистой дубинкой и длинным кинжалом. Тот, кинув короткий взгляд на нежданную помощь, сразил очередного противника и встал с Тэссом спина к спине.
Шайка грабителей, не сумев одолеть караван с лёту, потеряла больше половины своих и предпочла отступить от добычи, оказавшейся небеззащитной.
Купец вытер взмокший лоб и кликнул к себе одного из подручных. Тот подбежал – и схлопотал увесистую оплеуху.
- Ну что, скотина, набрал охранничков? Иди, позаботься о раненых. Я с тобой завтра поговорю.
Все как-то быстро наладилось. Повозки встали кругом, внутри его запылали костры, и купец повел Тэсса к одному из них, разведенному в стороне.
- Меня Кабтаром звать. – сказал он, протягивая мужчине кружку. Тэсс принюхался: пахло элем. Купец усмехнулся:
- Пей, не бойся. Лучший эль, что варят в горах. Им еще никто не отравился.
За едой и элем Тэсс коротко рассказал, что идет в Бурборк, чтобы отыскать одного человека. На резонный вопрос купца, имеется ли у него подорожная, промолчал. Кабтар поглядел на светлеющее небо.
- Мой рапан* погиб. Я его недавно нанял, в Коростере, для своих. У меня в Бурборке семья: жена да детишек трое. А я подолгу в разъездах…
- Не боишься с чужим человеком их оставить? – осторожно спросил Тэсс, догадываясь, куда клонится разговор.
- Уж настолько-то людей я повидал. Ни от Антанна, ни от тебя никакого вреда моим не увидеть.
- Его Антанном звали? – уточнил Тэсс, уже соглашаясь.

Глава вторая.

Утром Тэсс просмотрел пожитки рапана. Дело было житейское: не раз приходилось ему вот так же делить вещи погибших товарищей, так же, как когда-нибудь кто-то иной поделит и его небогатый скарб.
Впрочем, Антанн, похоже, служил знатной особе: его одежда была достойна и княжеского дворца. Шелковые роллы**,
малахитово-зеленая и черная с золотом, бархатный вольян**, матово-черный, высокие сапоги дорогой кожи… и оружие, что особенно тщательно рассмотрел Тэсс. Кабтар выделил ему норовистого гнедого жеребца, с которым Тэсс быстро нашел общий язык: они оба родились в степях Рашени. Одевшись в наиболее неброский из нарядов рапана, он ехал подле купца со спокойным лицом. Он тут, чтобы стеречь. Он и стережет. Не выдал своего волнения и тогда, когда стражник взялся за его бумаги. “Та-ак, тут у нас Антанн… Родом из Фердосы, последние пятнадцать лет служил в Кармае… Ростом без трех суртов*** фатт, глаза серые, волосы темные.”
- Не забудь в ратушу завернуть, Кабтар. Чтоб все честь по чести, сам знаешь. – напутствовал купца стражник.
- Да уж не позабуду. Завтра и заедем. А сменишься, приходи с женой к нам. Я для нее привез, что ты просил.
По крутым мощеным улицам добрались до складов. Кабтар распорядился, что делать с товарами, и они с Тэссом уже вдвоем двинулись дальше. Дом купца стоял на широкой улице, здесь явно жили небедные семьи. Двухэтажное здание, к которому примыкали справа и слева невысокие службы, красовалось за коваными воротами. Привратник, хмурый детина, радостно улыбаясь, отворил хозяину ворота; кухонный мальчишка тут же умчался сообщить хозяйке, что господин приехал. Вообще, такая поднялась суматоха, что яснее слов сказала Тэссу: здесь живут хорошо, дружно, любят друг друга.
А тут и жена купца во двор выскочила, чтоб немедленно с радостным визгом повиснуть на шее мужа. Нет, поначалу-то Тэсс ее за дочку принял, но все госпожой ее величали. А поглядеть – ну вовсе девчонка. Припомнил Тэсс, что у нее уж и детей трое, и окончательно изумился. Была Халими тоненькой, как травинка, густые рыжеватые волосы растрепались, нос в муке… Вот тебе и солидная купчиха, почтенная матрона, славная материнством!
- Вот кого привез к нам, Халли. – сказал Кабтар, подводя жену к Тэссу. – Познакомься, это Антанн, он ваш рапан. Будет теперь, кому вас защитить, когда меня дома нет.
И ясно видел рапан немое удивление в глазах Халими: ну какая опасность может грозить ее семье в этих могучих стенах? Но промолчала, умница, не удивилась вслух, заулыбалась приветливо.
- Вот радость-то для наших мальчишек! Покою тебе не дадут, пока не научишь с оружием обращаться. Не откажешь им, Антанн? – проговорила она.
- А это скорее у тебя, госпожа, спрашивать надобно. Не побоишься, что сынки порежутся да испачкаются?
- Им дело за отцом наследовать, сегодня порежут в учении палец – после умение жизнь обережет! А меня ты госпожой не кличь, я для всех – Халими.
И, признавая мудрость юной женщины, рапан согласно наклонил голову.


03:40 

Информационное.

На Дайри я пришла с Зеленого Форума, как та коза на веревке (и сколько времени мне потребовалось, чтобы понять, что это такое и где оно живет!). На ЗФ я попала опять же по случаю, с сайта Веры Камши, а туда ввалилась, прочитав ЛП по первому разу, ни черта толком не поняв, но желая разобраться (до ЛП я ничего ни про Этерну, ни про Арцию не знала, а купила именно ЛП, потому что она была соблазнительно толстая и мелким шрифтом – чтоб хоть на три дня хватило).
Свой дайрик я сдуру-то завела, специально для комментирования, но потом решила все-таки его вести.
Как можно видеть ниже, из благой затеи ничего не вышло, потому что живу я все-таки в ЖЖ, со всеми друзьями, родственниками и кошками, а на два дома меня не хватает. Поэтому при желании познакомиться поближе заходите в «Мою дракошню» в ЖЖ rukella.livejournal.com/
Всем буду рада.



Моя дракошня

главная